Анна Разваляева (schauni) wrote,
Анна Разваляева
schauni

Category:

Ваши должники - не проблемы приставов

Часто из зала российского суда выходишь с ощущением абсурдности вокруг. А если пытаешься докопаться до истины во всяких ФЗ,  то возникает чувство - все законы написаны для одурманивания людей. Зачем  будущие юристы изучают логику? Лучше бы ввели этику.
(Гаянэ Амрахова посередине, 12.04.2016, Люберецкий суд)
Итак, в 2008 году во время развода между супругами Смирновым Виктором Алексеевичем  и Амраховой  Гаянэ Бабахай кызы на основании медицинских  выписок из института им. Владимирского (МОНИКИ)  суд назначил алименты мужу, поскольку он нанес травмы своей жене, и в результате у нее образовалась черепно-мозговая травма, а позже развилась онкология. Семейное насилие, между прочим. Однако бывший муж не спешил выплачивать деньги  Амраховой  Г.Б. (выплата была лишь однажды  – после суда). Так образовался долг у Смирнова В.А.  в  109 руб.92 коп. А еще - 99 590 руб. – это махинации Смирнова В.А. с квартирой его жены (тогда). Гаянэ Амрахова – инвалид с целым букетом заболеваний, здесь вся «медицинская карта».  Казалось бы, государство РФ должно оберегать  недееспособных граждан. Судебный приставы Люберецкого района  (Амрахова Г. проживает в г.Дзержинск МО) встали на её защиту, но по своему разумению - выплат Гаянэ ожидает до сих пор.
В марте и апреле 2016 г.  Г. Амрахова обратилась в суд Люберецкого района (первое слушание прошло 30.03.2016 г.)  с иском против судебного пристава Мурашовой Е.И., которую обвиняет  в бездействии, а также незаконном принятии решения об окончании исполнительных производств 6377/14/50021ИП (100 109 руб.92 коп.) и N 61266/14/50021ИП (99 590 руб.). Постановление судебного пристава исполнителя Мурашовой Е.И. об окончании исполнительных производств («невозможно установить местонахождение должника») вышло в 22.12.2015, а уведомление Гаянэ получила в марте 2016 года.

«Копии постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляются: 1) взыскателю и должнику» (ст.47,п.6, ФЗ- 229, "Об исполнительном производстве")

Зал суда,  12 апреля 2016 г, входит судья Голочанова И.В.  Одна из претензий истца Амраховой Г.Б. к ответчику Мурашовой Е.И. по 6377/14/50021ИП (100 109 руб.92 коп.) -  пристав  не  совершал никаких действий, указанных в законе об исполнительном производстве:  розыска имущества, поиск счетов в банке, выезд на местожительства должника не было.
Представитель  истца отмечает, что данное исполнительное производство не может быть окончено по той статье, на которую опирался пристав Мурашова Е.И., поскольку тут алиментное взыскание:
[…]У нас постановление вынесено на основании той норме закона, который исключает те случай, когда предусмотрен розыск-  ч. 1 ст.46, «Закон об исполнительном производстве» […]Кроме того, по месту регистрации должника пристав не выезжал, сведения о счетах в банках не истребовал […]То, что бездействовала [пристав] – это дополнительно, мы полагаем, что тогда исполнительное производство невозможно прекращение в окончании, поскольку предусмотрен розыск.
[…]
Гаянэ Амрахова:
[…]Дело в том, что мы подошли к старшему приставу ( в 2015 г.- авт.), Солохненко Екатерине, и сказали, что хотим познакомиться с исполнительным производством (старые документы были утеряны – авт..) На что в присутствии свидетелей, прошу внести это в протокол, старший судебный пристав сказала, что уволился пристав и забрал ваше исполнительное производство с собой в неизвестном направлении.
Г. Амрахова написала заявление на розыск документов прокуратуру, а потому обратилась за ответом к старшему судебному приставу.
Гаянэ Амрахова:
[…]Она [Солохненко Екатерина] даже при свидетелях сказала: «Я вижу ситуацию таким образом: приехала какая-то Амрахова из Азербайджана, трепет нервы славянину Смирнову». […]…гражданская жена В.А Смирнова пришла к нам домой и сказала: « Я готова дать показания в суде». […] Она готова подробно рассказать, каким образом они (Смирнов В.А. и его гражданская жена - авт. )  просили  приставов, и приставы шли к ним навстречу […] И я несколько раз обращалась (к приставам – авт.), говорила, что мой бывший муж в своей комнате (Смирнов В.А. и Амрахова Г. зарегистрированы по одному адресу) сделал евроремонт, поставил там мебель, поселил туда квартирантку, приходил, брал ежемесячно квартплату. Придите, опишите его имущество. Нет, приставы приходили только к инвалиду, женщине, с помощью ключа его сестры они открывали дверь без предупреждения,  у моего ребенка из подноса вырывали единственный ноутбук, не спрашивая, кому он принадлежит, единственный телевизор, которые принадлежал чужим людям[…]…берут и говорят: « Будешь доказывать в суде». И мне, инвалиду, пришлось полгода ходить к судье Новиковой, доказывать, что это имущество принадлежит чужим людям. В итоге я доказала, но это повлияло на то, что мое здоровье истощилось […]Но приставы, получается, оказывают всяческую поддержку должнику, моему мужу, который скрывает свое место работы. Купил недавно машину. И только когда они [приставы] пришли недавно (в марте 2016 г. – авт.), открыли его комнату, хотя я просила об этом год, он[Смирнов В.А.]все оттуда вынес за три дня до этого. У меня есть основания полагать, что он [Смирнов В.А.]на связи с Дарьей Евгеньевной [Турбиной] (пристав по алиментному исполнительному производству – авт.), так как она сидит перед приставом Мурашовой,  та мне присылает документы, что человек не найден, а Дарья Евгеньевна [Турбина] набирает и говорит: «Виктор Алексеевич, вы не могли бы свою комнату открыть» […]
Тут подходит очередь представителя ответчика Мурашовой Е.И., г-жи Васильева. Ей кажется, что «Высказано много, но не по существу рассматриваемого вопроса». На самом деле, сейчас идет-идет алиментное производство, где стоит твердая сумма взыскания. Однако есть один нюанс -  это дело пожизненное, так как данная алиментная форма требует выплат до улучшения здоровья взыскателя, т.е. Г. Амраховой:
[…]При этом диагнозе, который имеет заявитель, это невозможно, это взыскание пожизненное. Имущества, зарегистрированного на имя должника, или принадлежащего фактически ему, на которое возможно обратить взыскание, у него нет. Я не спорю, он имеет машину, которая не его, все, что принадлежит ему [Смирнову В.А.], это как сказала заявительница, он является получателем пенсии.
Вот так. И в Пенсионном фонде, сообщила далее суду представительница Мурашовой Е.И, не все гладко. Процентная ставка не покрывает сумму удержания исполнительного документа (запрос был отправлен в ПФР в 2014 г.): «На момент получения ответа долг был 200 тыс. рублей, последний ответ из пенсионного фонда за 1 апреля – 345 тыс. руб. Это за период взыскания из пенсии».
Поэтому Мурашовой Е.И. пришлось окончить долговое исполнительное производство по неустойке. Со стороны приставов было сделано все, к сожалению, представительница Мурашовой Е.И.  «не сделала копии»:
[…]Что касается этой грустной истории, если можно, не для протокола, конечно, должник - мразь редкостная, таких поискать.  Но что касается требования заявителя по данному спорному вопросу, то в завяленных требованиях мы просим отказать, потому что, учитывая изложенное, ни один исполнительный документ не будет исполнен. В любом случае, с чем бы исполнительница [Амрахова Г.] не обращалась в суд, она, будет, безусловно, права, может получить нескончаемое количество исполнительных документов, исполняемых фактических, невозможных до тех пор, пока идет алиментное производство.
Нам вас очень жаль, но где-то в глубине, потому что наш закон есть закон. Долг получите, когда разберемся с алиментами. Где живет ваш должник – неизвестно, да исполнительное производство закрыто. И да, ваши алименты первоочередные и пожизненные. Все для людей.
Представителю ответчика  был задан вопрос: выезжали ли судебные приставы по месту жительства Смирнова В.А.?
Представитель ответчика:
Это не мое производство. Я не могу вам сказать. Вот есть производство, можете посмотреть.  Если выход был – есть акт выхода, если не было, его там нет […]Потом нет смысла выходить на один адрес по нескольким производствам, а алименты в сводный не производятся (исполнительное производство - авт.). Здесь надо смотреть все производства, чтобы смотреть был выход в адрес или нет.
[…]
Представитель истца:
Скажите, вы получали  копию нашего иска?
Представитель ответчика:
Копию получала, в настоящее время пристав болеет, мне ее из больницы достать или как прикажете?
Судья диктует запросы судебных приставов в разные банки, где у Смирнова В.А, были закрыты счета на момент запроса судебных приставов,  поиск предполагаемого места жительства должника.
Представитель истца справедливо заметил, что постоянное пребывание Мурашовой Е.И. в больнице не снимает с нее прямых должностных обязанностей:
[…]то, что мы услышали-  07.08.2014 г. было вынесено постановление о розыске счетов, это не умоляет нашего права и обязанностей соответствующих приставов хотя бы раз в год это делать. В 2015 г. ни одного постановления мы не услышали о розыске счетов. Что касается недвижимости. Мы услышали, что было постановление о розыске этой недвижимости, но почему – то не услышали, что на данное постановление дан какой-то ответ:  есть такое имущество, нет такого имущества. И тут получается, что пристав, не дождавшись даже ответа, заканчивает производство. Дальше мы слышали при оглашении материалов, что кто-то сказал, что не знает, где находится наш должник. Между тем данное производство возбуждено на основании решения по взысканию алиментов. Данное производство предполагает розыск должника. Если кто-то сказал, что по адресу своей регистрации не проживает должник, значит, необходимо его объявить в розыск. Однако этого сделано не было. Да, у должника есть автомобиль, но почему-то не услышал о том, чтобы запрашивались соответствующие регистрирующие органы ГИБДД о наличии такого имущества должника. Тем не менее, производство окончено. Мы считаем, что это незаконно. Нарушает наши права. Тем более что моя доверительница относится к той категории граждан, которые относятся к дополнительной защите.
По новой информации, у Смирнова В.А. есть права и он работает в такси, однако этот факт судебные приставы проигнорировали, когда Амрахова Г. заявила им об этом в марте 2016 г. – тогда они как раз и пришли к ней (должнику).
Гаянэ Амрахова:
[…]Одет он [Смирнов] шикарно, у него телефон айфон […]Почему-то телефон у моего бывшего мужа  пристав Дарья Евгеньевна [Турбина]  не взяла, а описала всю старую рухлядь, стенку на не описала, телевизор, который там стоял, она не описала. Т.е. все, что пришло в негодность, и заявила мне, чтобы я это все продала. И взяла за это 2600 руб. в свою пользу.
Представитель ответчика возразил: зарплатная карта в банках не найдена, Пенсионный фонд не сообщает об каких-либо отчислениях. Выходит, нет работы у Смирнова В.А. – так решили приставы:
[…]Исполнительное производство о взыскании листов по неустойке относится не к алиментам как таковым, розыск должника производится по заявлению взыскателя – заявление не поступало. Розыск должника производится только в рамках алиментов обязательств, а не по долговым, по неустойке. Здесь просто в кучу все намешали. Что касается бездействия, то его не было.

«По своей инициативе или по заявлению взыскателя судебный пристав-исполнитель объявляет розыск должника или его имущества по исполнительным документам, содержащим требования о защите интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, если сумма требований по исполнительному документу (исполнительным документам) в отношении должника превышает 10 000 рублей, а также требования о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью или в связи со смертью кормильца, возмещении ущерба, причиненного преступлением, об отбывании обязательных работ, о взыскании штрафа, назначенного в качестве наказания за совершение преступления» (ст.65,п.3, ФЗ- 229, "Об исполнительном производстве")

Представитель истца продолжает настаивать на бездействии пристава Мурашовой Е.И., указывает на факт того, что приставы знали о местожительстве должника Смирнова В.А. еще до окончания исполнительного производства, однако никто не выехал. На что представитель ответчика обрубила: первоочередность удовлетворений требований за алиментным производством. И это стало итогом.
Судья Голочанова И.В. выносит решение: отказать Амраховой Г.Б в ее требовании об отмене постановления, признать действия  пристава незаконными, заставить ее устранить ошибки. Далее судья сразу начинает следующий иск Амраховой Г.Б. против Мурашовой И.Е, но по другому исполнительному производству - N 61266/14/50021ИП (99 590 руб.). Претензия и требования, впрочем, те же. И тут открываются интересные факты: оказывается, два исполнительных производства, на 100 тыс. руб. и 99 тыс. руб., объединены приставами Люберецкого района в один сводный.
Представитель истца указывает, что исполнительное производство N 61266/14/50021ИП (99 590 руб.) окончено незаконно. Пристава Мурашову Е.И.  просили выехать по месту регистрации должника Смирнова В.А., где он в своей комнате сделал ремонт, хранил личное имущество. Однако позже, уже в 24 марта2016 г. приставы приехали на квартиру Смирнова В.А. и, наконец, нашли личные вещи должника:
[…]У нас есть один исполнительный лист на 99 590 руб., есть другой исполнительный лист, который мы рассматривали в предыдущем судебном заседании на 100 109 руб.92 коп. И по каждому из них вынесено отдельное постановление, которое мы оспариваем. В судебном заседании, только что, судебный пристав сказала, что по данному типу исполнительного производства они не могут образовывать сводное производство, поскольку это особое взыскание. И по данному типу оно не может быть сведено с другими производствами в единое. […] Так вот мы и говорим, что в рамках данного производства имущество не устанавливалось, сведения о счетах в банках не истребовались. О том же автомобиле мы говорим, что должник приобрел автомобиль- ГИБДД не запрашивалось. […]
Представитель ответчика:
[…]Все окончания они проходят через контроль, его проверяют, прежде чем отписать в архив, поэтому говорить о том, что там не были направлены  запросы, не были получены ответы, это разговор ни о чем. Производство в архиве […]Здесь на усмотрения суда- пристав выздоровеет, мы предоставим копию архивного производства. Здесь, как сказано заявителем в предыдущем заседании исполнительные производства у нас в связи с ремонтом были утрачены – краска велелась. В связи с чем, она [Амрахова Г.]и получала дубликаты исполнительных документов, у нас были перевозбуждения исполнительных документов, поэтому эти 99 тыс. по долгу были перенесены […]Подлинник исполнительного производства, оно объеденное, там ваш лист находится. И на 99 тыс. рублей тоже.
Представитель истца:
Как оно может быть объединенным, если у нас конкретно вынесли постановление об окончании? Как это объединенное?
Подлинника исполнительного производства, даже объединенного, в итоге, не оказалось на руках. Представитель Амраховой Г. попросил время на его изучение - Голочанова И.В. переносит слушание на следующий день. В итоге адвокат истца нашел ошибку – в банке «Возрождение» Смирнов В.А. успел закрыть нулевой счет за несколько дней до запроса в банк приставов. Но и это не помешало Голочановой И.В. отказать Амраховой Г. в ее требовании.
Удивительно, одинокую  мать, которая по глупости взяла кредит в банке, приставы находят моментом, и встречи их плохо заканчиваются, а инвалид долг с обеспеченного должника получить не может – приставы законодательно (а, может, и морально) бессильны.
(Гаянэ Амрахова , 12.04.2016, Люберецкий суд)

Tags: Гаянэ, суд, судебный пристав
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments